Метафора рабочего стола — это Что такое Метафора рабочего стола?

Операционные среды сервера и рабочей станции

Основой Windows является система Windows Ser­ver, предназначенная для управления сетевыми ресурсами. Другой частью системы Windows является Windows Workstation, обеспечивающая рабочее место клиента. Windows Server может выполнять функцию сервера службы удаленного доступа.

Доклад: Концепция WIMP. История, проблемы и перспективы

Для построения глобальной сети в систему Windows Server встроена возможность многопротокольной марш­рутизации, что позволяет использовать Windows Server в качестве маршрутизатора между локаль­ными и глобальными сетями с различной топологией. Кроме того, Windows Workstation предлагает пользователю средства навигации по серверам в Internet, системы обмена сообщениями, инструмент создания Web-страниц и распространения информации внутри корпора­тивных Intranet-сетей, средства актуализации базы данных сервера системы имен доменов, службы адресации в Internet.

Понятие «рабочего стола» — desktop — оболочка, содержащая несколько приложений, постоянно необходимых в работе. Можно расположить на экране окна с текстовым процессором, электронной таблицей, базой данных и другими программными средствами — как вы раскладываете папки с бумагами и инструменты на своем рабочем столе — вот в чем основной смысл метафоры рабочего стола.

⇐ Предыдущая123456Следующая ⇒


Дата добавления: 2014-01-03; Просмотров: 449; Нарушение авторских прав?;




Читайте также:

Фото Игоря Зенина

Туча плачет дождем. Вряд ли эта фраза способна хоть у кого-то вызвать недоумение. Хотя, согласитесь, есть в ней некоторая странность. Как туча может плакать? Но мы понимаем, что это метафора. Троп, в основе которого лежит неназванное сравнение предмета с каким-либо другим на основании их общего признака.

Следует заметить, что различных искусствоведческих работ, посвященных литературной метафоре, хоть отбавляй. А вот ее сестра-двойняшка – визуальная метафора – до сих пор не может похвастаться хоть каким-нибудь вниманием к своей скромной персоне.
А ведь метафора в фотографии – мощнейший инструмент выразительности. Не знать правил ее построения для фотохудожника смерти подобно.
Попробуем, по мере сил, восполнить этот досадный пробел.

Метафора (объект — объект)


Художественная фотография, как и поэзия, немыслима без метафоры. Это выразительное средство позволяет создать ёмкий образ, основанный на ярких, неожиданных ассоциациях. Вот только правила построения метафоры в светописи специфичны. Что, впрочем, и не удивительно.
Кричащие камни, флейты водосточных труб, звездные вихри… Перенести все эти метафоры на картинную плоскость фотоснимка кажется делом невыполнимым. Но приглядитесь к следующим фотоснимкам:

Дерево, похожее на запрокинувшуюся женщину, крепостная стена, напоминающая рожицу, кора с человеческим глазом… Что это если не метафоры?
Мы видим объект, который, в силу ряда причин, имеет внешнее сходство с совершенно другим объектом. И тут вступают в действие законы визуального восприятия.
Наше сознание автоматически начинает переносить свойства одного объекта на другой.
Дерево в нашем восприятии наделяется свойствами женщины. То есть происходит скрытое сравнение, сопровождаемое переносом свойств, что и является отличительным признаком метафоры.

Итак, мы можем сформулировать первое правило создания визуальной метафоры:

1. Ищите объекты внешне похожие на что-то другое.

Хотя наиболее популярные метафоры основаны на схожести неодушевленных предметов с человеком, вовсе не обязательно ограничиваться только этими ассоциациями. Метафоры могут соотносить любой объект или любое живой существо с чем угодно. И даже незнамо с чем. Как, например, на снимке Виктора Ивановского, где обнаженная модель уподобляется какому-то фантастическому существу без туловища.

авт. Виктор Ивановский авт. Валерий Мишаков

Но пассивное созерцание не самый эффективный способ творчества. Фотограф может и должен совершать активные шаги. А именно, изменять позы объектов, выстраивать их в кадре необходимым образом, добавлять недостающие аксессуары, менять ракурс, освещение так, чтобы добиться своей цели — построить нужную ему метафору.

Метафора (объект — символ)


Отдельный класс метафор устанавливает сходство не между двумя объектами, а между объектом и символом.
И уж, конечно, самым популярным символом среди фотографов является сердце.

авт.

Валерий Мишаков

Поэтому второе правило гласит:

2. Ищите объекты похожие на символы. Меняйте позы людей, расставляйте их в таком порядке, чтобы возникало сходство с каким-нибудь символом.

авт. Валерий Мишаков

Метафора (действие — действие)


Но сходство между собой могут иметь не только два объекта. Бывает, что на снимке изображено некое действие, внешне похожее на другое действие.

Метафора рабочего стола

И тогда мы имеем метафору, проводящую аналогию между этими действиями или ситуациями.

авт. Elena Fleutiaux
авт. Дмитрий Ловецкий авт. Хельмут Ньютон авт. Андрей Разумовский

Человеческая рука, пишущая авторучкой по воде. Поющая песни собака. Горящая голова футболиста…Это яркие метафоры, обыгрывающие сходные действия.
Исходя из этого, можно сформулировать третье правило:

3. Ищите двусмысленные действия окружающих вас персонажей.

Метафора — иллюзия


Последний прием, с помощью которого можно построить метафору, связан со своего рода хитростью. В этом случае нужное нам сходство с другим объектом или действием достигается путем визуального сложения главного объекта с фоном снимка или с предметами, расположенными на заднем или переднем плане.

Когда один из фотографируемых персонажей ставит над головой другого «рожки», он бессознательно руководствуется именно этим четвертым правилом:

4. Используйте фон, тени, объекты заднего или переднего плана, чтобы создать иллюзию похожести снимаемого объекта на нечто другое.

авт. Анатолий Мальцев авт. Сергей Максимишин авт. Валерий Мишаков
авт. Дмитрий Ловецкий
авт. Валерий Плотников
авт. Валерий Мишаков
авт. Валерий Мишаков

Что касается рогов и нимбов над головой, то этот прием стал настолько популярен у фотографов, что во многих случаях превратился в расхожий штамп. А потому, подобными дежурными метафорами сейчас трудно кого-нибудь удивить. Но если творчески подойти даже к этому заезженному приему («нечто над головой портретируемого»), то, контролируя наложение фона на снимаемый объект, иногда удается создать интересные композиции.

К примеру, это фото боксера Николая Валуева, сделанное мной на одной из пресс-конференций, начинает активно продаваться по всему миру после каждого громкого поражения нашего тяжеловеса.
А фото Валентины Матвиенко на фоне короны, надеюсь, ждет та же участь. Как только Валентина Ивановна станет президентом России.

На всех приведенных выше фотоснимках авторы для создания иллюзии метафоры манипулировали фоном или объектами заднего плана. Но с тем же успехом можно использовать для построения нужной композиции вспомогательные объекты, находящиеся на переднем плане. А также различные тени и даже блики.

авт. Сергей Максимишин

Следует заметить, что в большинстве случаев наличие в композиции снимка метафоры является надежной гарантией выразительности фотографии даже без каких-то дополнительных приемов украшательства.

Надеюсь, что после нашего краткого экскурса в мир фотографической метафоры вам стал более понятен принцип, по которому строятся подобные композиции.

Валерий МИШАКОВ

Другие популярные метафоры

⇐ ПредыдущаяСтр 7 из 9Следующая ⇒

Метафоры, связанные с вычислительной техникой, часто используются для описания мозга и сознания, но зачастую ограничиваются лишь механикой. Возможно, нам стоило бы думать об этом совершенно иначе: обратиться, например, к естественным жизненным циклам. Например, Гарет Морган своей в книге (Morgan, 1986) исследует метафоры для описания организаций: машина, организм, мозг, культура, политические системы, клетка для души и т.д.

Ари де Ге в своей книге (Arie de Geus, 1997) метафорически описывает компанию или организацию как сад, иммунную систему, реку, армию. Но, учитывая тот факт, что все мы живем в мире научно-технического прогресса, а одна из первостепенных задач НЛП заключается в том, чтобы открыть нам доступ к миру сенсорных ощущений и научить анализировать информацию, получаемую органами чувств, разумнее отдать предпочтение метафоре “здание”, не забывая о ее недостатках.

Что бы ни делали люди при создании своего образа ми-

МЕТАФОРЫ И МОДЕЛИ ИЗМЕНЕНИЯ ¦ 103

ра — даже если они понимают, что делают, и используют метафоры, — необходимо понимать, что они делают это свойственными им идиосинкразическими способами. В конце концов, никто не может дать нам четких указаний по построению субъективной реальности или интерпретации метафор. Несмотря на это, люди создают последовательные и жизнеспособные объяснения для осмысления своего опыта. Более того, они способны справляться с постоянными изменениями, происходящими в окружающем мире, учиться на своем опыте и развиваться, как человечество.

Теория НЛП?

Если вы уже прошли курс обучения НЛП и ознакомились с литературой, вы знаете, что НЛП включает в себя множество моделей, процессов, техник и упражнений. Здесь есть и определенные пресуппозиции относительно того, почему этим стоит заниматься, что оно собой представляет, как проводить техники и как оно может изменить ваше общение, отношения и, как результат, вашу жизнь. НЛП результативно. Но я бы сказал, что на данном этапе развития НЛП работает на практике, но не работает в принципе!

…Академия Знакомств (Soblaznenie.Ru) — это практические тренинги знакомства и соблазнения в реальных условиях — от первого взгляда до гармоничных отношений. Это спецоборудование для поднятия уверенности, инструктажа и коррекции в "горячем режиме". Это индивидуальный подход и работа до положительного результата!…

 

Одной из причин того, что НЛП в принципе не работает, является тот факт, что НЛП представляет собой набор, коллекцию пресуппозиций, процессов и моделей при отсутствии координирующего или объединяющего принципа или теории, которые могли бы объяснить, почему все происходит так, а не иначе. Стихийный прирост неклассифицированной информации на техническом сленге называется “нагромождением”. Вся история развития идей показывает, что накопление данных является первейшим условием достижения понимания: мы собираем информацию, факты, впечатления и наблюдения, мы обнаруживаем существующее, мы определяем, что стоит внимания. Некоторые практикующие специалисты по НЛП, прагматики до мозга костей, либо не задумываются о том, почему оно работает (пока оно работает,

¦

ПИТЕР ЯНГ

разумеется), либо находят существующие объяснения нерелевантными, непроверенными или неубедительными. Если они видят улучшения в результате НЛП, они просто хотят дальнейших улучшений.

Опубликовано множество книг, посвященных истории НЛП и процессу накопления информации. Как наиболее информативные могу порекомендовать работы следующих авторов: Майкл Холл и Барбара Белнап “The Sourcebook of Magic” • (1999); Боб Боденхаммер и Майкл Холл “The User’s Manual For the Brain” (1999).

Паттерны НЛП

Далее я собираюсь рассмотреть несколько процессов НЛП и продемонстрировать вам, как они работают. Для облегчения понимания я предлагаю вам три модели, которые помогают понять, как НЛП делает то, что делает. Ознакомившись с этими тремя моделями, вы сможете дополнить их событиями и переживаниями из собственного опыта. Обобщенная модель изменения, описанная в этой главе, состоит из трех этапов:

1. Информирование: определение истинного актуального опыта.

2. Реформирование: диссоциация, поиск способов изменения.

3. Трансформирование: принятие и интеграция знания.

Информация — это просто информация. Научение предполагает усвоение информации, присоединение ее к имеющемуся багажу знаний. Процесс превращения информации в мудрость остается тайной за семью печатями, но можно предположить, что он связан с процессом превращения информации, поступающей из внешнего мира, в осмысленные

Книга готовится к изданию в издательстве “ЭКСМО”. — Прим. ред.

МЕТАФОРЫ И МОДЕЛИ ИЗМЕНЕНИЯ ¦ 105

истории, в которые мы верим. Истории и метафоры мы используем для постижения реальности: собственной истории, общества, науки и искусства, жизни, вселенной и всего, чего угодно. Кругом одни истории.

Стимулирование любопытства

Одним из результатов занятий НЛП должно стать появление того, что Ричард Бэндлер называл “произвольным любопытством”. Мы должны преднамеренно вызывать в себе интерес к другим людям, спрашивая себя: “Как они это делают?” А по отношению к себе: “Как я могу сделать это?” Так как социализация изгоняет из нас любопытство еще в детстве, мы в основном делаем то, что нам говорят, и “не высовываемся”, чтобы никто не докучал нам и, не дай бог, не назвал “возмутителем спокойствия”.

Не стоит ожидать, что вам удастся подстроить НЛП под привычный образ действий. Нам необходимы гибкость и любопытство. Любопытству не нужно учиться. Мы просто должны восстановить утерянные умения и научиться использовать их так, чтобы это не оскорбляло чувства тех, кто думает иначе. Чтобы “практиковать НЛП”, мы должны сделать объектом своего любопытства изменения и стремиться понять, как они происходят. Мы должны знать, с чего мы начинаем, к чему хотим прийти, почему идти стоит именно к этому и что может произойти, когда мы придем туда. Понимание процесса изменения более абстрактно. Следовательно, чтобы выявлять паттерны, мы должны научиться читать между строк.

Унифицированное НЛП

В этой книге я описываю “общую” теорию или “набор моделей”, который объединяет весь багаж НЛП-знаний в связное, логически последовательное целое. В главе 14 я ос-

ПИТЕР ЯНГ

тановлюсь на этом более подробно, а сейчас попытаюсь дать вам общее представление. .

Здесь я объясняю основные паттерны и модели НЛП. Разумеется, не все со мной согласятся. Так обычно и происходит с новыми парадигмами (см. Kuhn, 1970). И хорошо. Необходима проверка, необходимы дебаты, необходимо переформулирование идей. “Жизнеспособная” теория (такая, как, например, описанная выше базовая модель изменения) генеративна. Она рассказывает вам, как адаптировать существующие процессы, как создавать новые техники на основании базовых принципов. Образно говоря, она не просто дает вам рецепты, но учит готовить.

Кроме этого, мы должны понять, что значит фраза “у человека есть собственная “модель мира” или “видение мира”. В следующей главе вы найдете несколько полезных примеров на эту тему.

Итак, что же такое НЛП?

Термин “нейро-лингвистическое программирование” — достаточно обобщенное понятие, которое означает определенную систему мышления, необходимую для достижения изменений, а не сами специфические техники. Давайте сначала проанализируем название, которое вызывает суеверный трепет у большинства людей.

Три составляющие понятия могут быть объяснены следующим образом:

Н — Нейро.Сам мозг: его состояния, как он функ-

ционирует.

Состояния, Предпочтения, “Мета-программы”.

Л — Лингвистическое. Язык, который мы используем для опи-

сания и категоризации мира, осмысления опыта и передачи этой информации другим людям.

Осмысление, Интерпретация, Понимание.

МЕТАФОРЫ И МОДЕЛИ ИЗМЕНЕНИЯ ¦ 107

П — Программирование. Повторяющиеся последовательности поведенческих и мыслительных паттернов, которые помогают или мешают нам. Стратегии, Техники, Процессы.

История НЛП

Ничто не возникает на пустом месте.

Сэр Исаак Ньютон сказал: “Если я видел дальше других, то потому, что стоял на плечах гигантов”. Гигантами НЛП были три терапевта: Фриц Перлз, родоначальник гештальттерапии, Вирджиния Сатир, семейный терапевт, и Милтон Эриксон, гипнотерапевт. Все эти люди были новаторами в своей области. Когда Ричард Бэндлер и Джон Гриндер закладывали фундамент НЛП, они пытались понять, что позволило этим “гигантам” сделать процесс изменения столь эффективным. На их работу также оказали влияние труды Грегори Бейтсона, “гиганта” истории развития мысли Запада. НЛП появилось в семидесятые годы двадцатого столетия как собрание “приемов, которые работают”: описаний, практик, философии, образов бытия, удивительно эффективно используемых другими людьми, а также некоторых принципов эволюции человечества, развития языка и значимости понимания окружающих. Более подробную информацию по истории НЛП вы найдете в книге Мартина Робертса (Roberts, 1999) и на персональном Интернет-сайте Роберта Дилтса (см. Приложение А).

В течение последних тридцати лет теория и практика НЛП постоянно пересматривались и буквально создавались заново. Некоторые инструкторы и практики, изучив НЛП, следовали собственным предпочтениям и разрабатывали свои специфические направления. Например, Тед Джеймс сделал основной упор на метафорическое восприятие времени и создал Терапию Линии Времени. Другие занимались разработкой практического применения НЛП в таких областях, как спорт, медицина, образование и бизнес-менеджмент. Это традиционный путь развития любого знания.

108 ¦ ПИТЕРЯНГ

Многие практикующие НЛП с опаской относятся к теории, утверждая: “Главное, чтобы это работало”, — но человеческая душа стремится к пониманию. Люди склонны к осмыслению опыта, разработке гипотез, созданию обобщений для объяснения происходящего. НЛП может действовать еще более эффективно при расширении смысла контекста и процесса изменения. Мне особенно нравится вычленять темы и сюжеты, лежащие в основе истории и объясняющие ее. Такого рода пристрастия делают жизнь интереснее; знание своих предпочтений повышает самосознание и помогает принять “пунктики” других людей и отличающиеся точки зрения.

Языковая методология

Следует отметить, что НЛП дает ответ на вопрос: “Как достичь значительных перемен при помощи одних лишь слов?” Мы знаем, как можно изменить человека словами: существуют приказы, советы, намеки, соблазны и множество других способов влияния. НЛП позволяет научиться использовать их с большей эффективностью и более интегрирован-но. Поняв, как можно использовать слово для достижения позитивных перемен в себе и других, мы делаем первый шаг в этом направлении.

Суть НЛП заключается в осознании того, как именно мы создаем свою субъективную реальность — свои убеждения, модель мира, — с тем, чтобы мы могли менять то, что нам не нравится, или то, что не работает. Мы начинаем с базовой реальности, основы физических ощущений. Мы получаем информацию о физической реальности — о внешнем мире и своем физическом теле — в форме нервных импульсов через органы чувств. Определенные ощущения мы интерпретируем как память тела. У нас появляются характерные способы “использования” тела, которые находят отражение в физиологии: позы, движения, распределение веса, баланс и т.д. Техники, воздействующие на физиологию, например мето-

МЕТАФОРЫ И МОДЕЛИ ИЗМЕНЕНИЯ ¦ 109

дика Александера, массаж, шиацу, черепная остеопатия и многие другие, воздействуют на наше физическое тело, перенастраивают его, снимая физиологические блоки и мышечное напряжение, меняя привычки.

Опыт — это не просто нервные импульсы: мы перерабатываем исходные данные с целью осмысления информации. Опыт опосредован речью: при помощи слов мы распознаем объекты, выделяем отличительные признаки, формируем категории, обдумываем идеи, создаем обобщения и принципы. При этом мы неизбежно концентрируемся на одних данных, полностью игнорируя все остальные. Слова формируют “границы”, определяя, что находится “внутри”, а что “вне” каждой из категорий. Например, категории “кошка”, “любопытство”, “НЛП” включают в себя лишь определенные переживания. Информация о внешней реальности проходит фильтр сознания, а язык стремится к “фиксации” значений. В некоторой степени в значении слова отражаются наши ощущения, связанные с переживанием; слова, которые мы используем для описания того или иного объекта, описывают и наше к нему отношение.

Например, слова, которые мы используем для описания детских способностей. Если ребенок будет слышать, что он “смышленый”, “одаренный” или “умный”, он будет стремиться соответствовать этим характеристикам. Точно так же, если учителя, психологи и другие сотрудники системы образования навесят на ребенка такие ярлыки, как “неспособный”, “необучаемый”, “неуспевающий”, “враждебно настроенный”, “прогульщик” или “отстающий”, “требующий повышенного внимания”, результаты не заставят себя ждать. Некоторые из этих ярлыков используются до сих пор, некоторые признаны “политически некорректными”. Каждый ярлык формирует “когнитивные рамки”, которые оказывают влияние на восприятие человека и характер его взаимодействия с окружающими, которые, в свою очередь, ощущают

ПО ¦ ПИТЕР ЯНГ

влияние этих коварных ярлыков, и порочный круг замыкается.

Для изменения восприятия мира следует выяснить, как мы его “программируем” и “кодируем”. Восприятие это субъективно, а потому можно научиться “перепрограммировать” и “перекодировать” себя.

Например, почувствуйте разницу: на вопрос “Как дела?” вы отвечаете “Неплохо” или “Отлично!” Некоторым нравятся отрицания: “Не на что пожаловаться”, “Не могу сказать ничего плохого”, тогда как другие видят жизнь в более позитивном свете: “Да!”, “Порядок!” А ваш стакан жизни наполовину пуст или наполовину полон?

Резюме

НЛП — это стремление понять, как мы создаем собственную персональную реальность, каким образом мы делаем то, что делаем, и как мы понимаем собственный “субъективный опыт”.

Метафора № 2: ускоритель

Опыт мы описываем метафорически, в терминах “модели реальности”, которая включает в себя:

• Определение: контекст, содержание, категории.

• Действие: процессы и паттерны, структура и стратегии.

• Последствия: понимание, смысл, история; присвоение и принятие.

Терапевтические методики, основанные на речевом воздействии, к которым относится НЛП, используют процессы изменения, которые начинаются с достижения большего сенсорного осознания. Вот почему при подготовке НЛП-практиков внимание уделяется в первую очередь наблюдательности в отношении себя и окружающих, практическому обучению видеть, слышать и чувствовать, что происходит здесь и сейчас, внутри нас и вокруг нас. В НЛП это называется развитием сенсорной чувствительности и служит для

\ МЕТАФОРЫ И МОДЕЛИ ИЗМЕНЕНИЯ ¦ 111

перевода человека из мира его внутренних фантазий в более фактический, основанный на реальных проявлениях мир, в который могут войти другие люди.

Отход от непосредственных переживаний позволяет нам обдумать их. Мышление порождает опции, альтернативные реальности. Затруднительные и тупиковые ситуации часто оказываются результатом словоупотребления: нас связывают наши собственные правила, из-за неточного подбора слов и неподходящих метафор мы сталкиваемся с огромным количеством опций и не можем сделать выбор. Повысив гибкость принятия различных точек зрения, использования языка и метафор, мы сможем в значительной мере разнообразить свое восприятие мира. Это облегчит вхождение в раппорт, общение с окружающими, потому что мы сможем уважительно относиться к различным моделям мира.

Знание теории обеспечивает еще большее разнообразие выбора. НЛП располагает огромным количеством терминов для описания тонких материй, процессов и моделей. Теперь ему требуется “объединенное мышление”, которое сложит весь этот багаж информации воедино. В следующей главе мы с вами будем искать метафоры для описания разных видов реальностей, в которых живут люди, и простые критерии для распознавания этих паттернов в повседневной жизни.

Глава 6 ЧЕТЫРЕ РЕАЛЬНОСТИ

Никто никогда не создавал идей. Любая новая идея выкристаллизовывается из идей, рожденных тысячами людей. А потом какой-то человек вдруг придумывает нужное слово, правильное выражение новой идеи. И как только появляется слово, сотни людей понимают, что они уже давно об этом думали.

Б. Травен “Сокровища Сьерра Мадре” (1934)

Замешательство

ВСЕ мы ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ приходим в замешательство — регулярно, на короткое время, — когда пытаемся усвоить новую информацию. Процесс трансформации нового знания в понимание вызывает “сбои в системе”. К счастью, наш мозг приспособлен для выполнения этой задачи и осуществляет фоновую обработку информации, так что нам не приходится думать об этом.

Мир, в котором мы живем, трудно назвать раем мира и гармонии, где все находится в идеальном равновесии. Каждая порция новой информации нарушает равновесие и вызывает временные неполадки: если последствия кажутся нам нежелательными, мы называем это конфликтом; если мы видим, что можем извлечь из этого пользу, то считаем это “наукой”. Мир полон конфликтов — межнациональных, межэтнических, политических, религиозных, в сфере научных исследований, разработки и продвижения технологий, бизнеса и т.д. Мы сталкиваемся с внутренними конфликтами, сложностями в принятии решений и определении приоритета целей. К тому же мы не всегда хорошо ладим с окружающими.

⇐ Предыдущая123456789Следующая ⇒

МЕТАФОРА (греч. μεταφορά – перенос) – использование не буквального (прямого), а переносного значения слов. Идущее от Аристотеля учение о метафоре трактует ее как чисто риторическую фигуру. В своей «Поэтике» Аристотель определял метафору как перенос имени с рода на вид, или с вида на род, или с вида на вид, или по аналогии.

Рабочий стол

Позднее Дж.Вико видел в ней «перенесение выражений на вещи неодушевленные с человеческого тела» (Вико Дж. Основания новой науки об общей природе наций. Л., 1940, с. 146). В литературоведении под метафорой понимают разновидность тропа, в котором слова соединяются на основе сходства некоторых признаков у предметов, обозначаемых этими словами (напр., «серп месяца» или «пожар зари»).

В европейской философии Нового времени сложилось сугубо отрицательное отношение к использованию метафор, поскольку включавшие их утверждения не могли быть оценены с точки зрения их истинности или ложности. Представление тогдашних мыслителей о философии и науке как средствах получения и выражения абсолютно истинного знания об окружающей действительности обусловило восприятие метафор в качестве ненужного украшательства речи, порождающего лишь ошибки и недоразумения.

Активный интерес философов к этой теме начинается с середины 20 в., в связи с необходимостью более глубоко проанализировать роль естественных языков в интеллектуальных процессах. В частности, попытки создать эффективные технические системы, моделирующие процессы человеческого мышления, привели к осознанию существенного значения метафоры в познавательных, коммуникативных и др. актах человеческой жизнедеятельности.

Начиная с 1960-х гг. от трактовки метафор в качестве хотя и важного, интересного, но достаточно специфического элемента языка исследователи переходят к пониманию их фундаментальности и универсальности. Одна из первых работ, непосредственно посвященная связи метафоры с интеллектуально-познавательной деятельностью людей, – книга американского философа М.Блэка «Модели и метафоры». В ней последовательно и отчетливо обосновывалась позиция, противопоставленная концепции метафоры как «сокращенного сравнения» (в соответствии с которой, убрав из выражения «А подобно В» или «А похоже на В» слова «подобно» и «похоже», можно получить метафору «А есть В»). Блэк справедливо отмечал, что в таком случае метафорическое выражение всегда можно буквально «перевести» на обычный язык, в результате чего оно становится ненужным. Но поскольку такой перевод чаще всего невозможен, постольку концепция скрытого (или сокращенного) сравнения не может быть удовлетворительной. С его точки зрения, разделяемой и другими авторами, природа метафоры обусловлена отношениями между обычным и переносным значением слов, соединяемых в метафорическом выражении особым контекстом так, что входящие в него элементы воспринимаются как одновременно различающиеся и отождествляемые. В результате происходит столкновение различных идей, выражаемых используемыми словами и предложениями, порождающее новое видение соединяемых объектов, новое понимание отношений между ними.

Поэтому Блэк выделяет в метафоре слова, употребляемые обычным образом (он характеризует эту часть как «раму»), и те, которые имеют переносный смысл («фокус»). «Фокус» определяет метафорический контекст используемых выражений, соединяя некоторые признаки сопоставляемых объектов, на основе сходства ассоциаций, порождаемых ими. Такое соединение вызывает «семантический сдвиг», приводящий к новому пониманию объектов сопоставления. Так, воспринимая некоего человека в качестве носителя чрезмерной жестокости, мы можем назвать его «зверь», обнаруживая тем самым не только черты сходства человека с животным, но и животному приписывая некоторые характеристики людей (напр., осознанное намерение или что-то еще).

В самом общем виде метафора разделяется на два вида: эпифоры и диафоры. Первый из них представляет собой перенесение характеристик с объектов или явлений уже знакомых человеку на объекты и явления неизвестной природы. В этом случае известное выступает в роли образца описания того, что еще не обнаружило достаточно ясно свою сущность, а метафорический контекст служит основанием выдвижения гипотез. Диафоры же сопоставляют объекты, в стандартных условиях не связываемые между собой, задавая тем самым возможность выбирать из набора присущих им признаков такие, которые позволят обосновать сходство между ними. Эпифоры выдвигают на первый план уже устоявшиеся, привычные способы восприятия и описания действительности, тогда как диафоры ориентирует на выявление новых, непривычных, неожиданных. Сегодня более отчетливо представлена тенденция, связанная с преимущественной ориентацией на использование диафор. Об этом свидетельствует и постоянно растущий интерес к различным аспектам принципа дополнительности Н.Бора, имеющего явственный метафорический оттенок.

В истории изучения метафор можно выделить три основных этапа: 1) понимание метафоры как особого вида сравнения; 2) интеракционистская концепция; ее представители считают, что столкновение различных уровней значения, которыми обладают используемые языковые средства, порождает особый контекст, позволяющий по-новому взглянуть на все объекты, включенные в него; 3) концепция «семантического сдвига», развитие новых способов видения мира, возникающих в результате столкновения различных языковых значений.

В целом метафора рассматривается как средство, позволяющее производить семантический сдвиг в значениях языковых выражений, с помощью чего осуществляются различные интеллектуальные процессы, связанные с выявлением и описанием новых характеристик объектов, которые интересуют человека, а также новых связей между ними.

Литература:

1.  Метафора в языке и тексте. М., 1988;

2.  Теория метафоры. М., 1990.

С.С.Гусев

 

Добавить комментарий

Закрыть меню